Беседа въ храме

О проектѣ
Новости
Афиша
Бесѣда въ храмѣ
Страница 2
Библiотека
Благотворительность
Церковная лавка
Ссылки


Электронная почта




.

Чудесная сила вѣры.

      Моя добрая знакомая Ирина Семеновна, ранѣе проживавшая въ Дивѣевѣ, не разъ принимавшая меня на ночлегъ въ поѣздкѣ по святымъ мѣстамъ, написала мнѣ занимательное письмо. Она разсказала правдивую исторію изъ жизни одного вѣрующаго человѣка, а затѣмъ къ своему письму приложила письмо его дочери.
      Исторія эта, характерная для того времени, тяжелая, но одновременно чудесная и поучительная, заставляетъ задуматься о многомъ и, главное, — о вѣчномъ. Въ ней описана жизнь Ромащенко Ивана Сафоновича, 1907 г.р., родившагося 13 февраля (н.с.). Разскажемъ для начала немного фактовъ изъ исторіи ихъ семьи.
      Дѣдъ Ивана Сафоновича Алексій, съ женой и тремя дѣтьми — Авдеемъ, Сафономъ и Елизаветой, — переселился въ свое время на Сѣверный Кавказъ, да такъ и остались они тамъ навсегда. Семья эта (Ромащенко) и вѣсь ихъ родъ были глубоко вѣрующими православными христіанами. Всѣ посѣщали богослуженія, молились, исповѣдовались, причащались — въ общемъ, вели благочестивую христіанскую жизнь. Въ красномъ углу у иконъ всегда лежала Библія, которую отецъ ежедневно читалъ по вечерамъ, все же остальные молча стояли и слушали. Всего въ семьѣ было семь дѣтей. Троѣ умерли во младенчествѣ, четверо — выжили. Они выучились, получили профессіи, создали православныя семьи, родили дѣтей.
      У Ивана Сафоновича (въ дальнѣйшемъ будемъ называть его просто — отецъ) дѣтство было очень труднымъ. Въ семь лѣтъ отъ тифа умерла мать. Затѣмъ началась Первая міровая война и революція. Мальчикъ Иванъ пошелъ работать подпаскомъ, затѣмъ — ученикомъ сапожника, а повзрослѣвъ — сталъ батракомъ. Когда же открылась вечерняя школа, онъ три зимы, послѣ окончанія сельхозработъ, учился. Старательный, умный и способный ученикъ вскорѣ выучился на писаря и быстро доросъ до начальника Ипатовскаго районнаго почтоваго отдѣленія — по тому времени высокой и престижной должности. О его хорошей работѣ сообщали газеты, журналы разныхъ уровней, публиковали его фотографіи. Но въ душѣ Иванъ всегда оставался глубоко вѣрующимъ человѣкомъ, считая совѣтскую власть безбожной, особенно когда началось разореніе церквей и преслѣдованіе священнослужителей.
      Наканунм Великой Отечественной войны, въ 1940 г., семья переѣхала въ родное село Лиманъ Ипатовскаго района Ставропольскаго края, гдѣ отецъ сталъ работать также въ должности начальника почтоваго отдѣленія, но уже сельскаго. Жили они въ служебной квартирѣ при почтѣ.
      Началась война. Отца изъ-за болѣзни (туберкулеза) въ армію не призвали. Въ теченіе первыхъ ея мѣсяцевъ онъ провожалъ наши отступающія войска, выводя по бездорожью въ обходъ селъ и деревень изъ-подъ удара занявшихъ населенные пункты либо преслѣдующихъ ихъ нѣмцевъ.
      Въ 1942 г. началась жизнь въ оккупаціи. Фашисты мародерничали, отбирали продукты и живность. Собранную отцомъ небольшую библіотеку русскихъ писателей и поэтовъ нѣмцы выкинули изъ окна, облили керосиномъ, подожгли, а затѣмъ уѣхали. Что-то удалось спасти, заливъ водой и высушивъ. Кстати, именно по этимъ книгамъ впослѣдствіи учились всѣ дѣти — и свои, и другіе, поскольку школьные учебники и пособія нѣмцы уничтожили.
      Изъ числа не эвакуировавшихся по разнымъ причинамъ мужчинъ нѣмцы назначили старосту, полицейскаго и предсѣдателя колхоза. Постоянно фашистовъ въ селѣ не было, но они періодически наѣзжали туда за продуктами, которые для нихъ собиралъ назначенный предсѣдатель. Онъ какъ-то пришелъ и къ семьѣ Ромащенко и потребовалъ отдать ему для нѣмцевъ поросенка и подтелка. Отецъ обличилъ предсѣдателя, сказавъ ему, что онъ своихъ обрекаетъ на голодъ, а для нѣмцевъ старается.
      Въ январѣ 1943 г. наши войска, освобождавшія Сѣверный Кавказъ, освободили и село Лиманъ. Видимо, опасаясь, что кто-то донесетъ на него, и, стараясь опередить всѣхъ, предсѣдатель написалъ доносъ на отца, ложно обвиняя его въ сотрудничествѣ съ фашистами. Отца арестовали. Больше года длилось слѣдствіе. Обвинительное заключеніе и самооговоръ онъ такъ и не подписалъ, но его все равно осудили по политической статьѣ на 10 лѣтъ лагерей и 3 года пораженія въ правахъ. Не разрѣшили ему возвратиться въ родное село и по окончаніи срока.
      Въ 1950 г. семья уѣхала изъ Лимана въ городокъ Михайловскъ. Отца освободили досрочно въ 1952 г., когда стали пересматривать дѣла «политическихъ» и всѣхъ, не подписавшихъ свое обвиненіе. Почти 10 лѣтъ онъ былъ политзаключеннымъ, работая на Сѣверѣ въ Салехардѣ, на рѣкѣ Сосьвѣ на лѣсоповалѣ.
      Изъ лагерной жизни отца этой женщины — Ромащенко Ивана Сафоновича я и хочу разсказать два чудесныхъ эпизода, ради которыхъ, собственно, и написано письмо.
      Что спасло его, что вообще спасало людей отъ смерти въ тѣхъ страшныхъ условіяхъ войны, оккупаціи, холода, голода, невыносимо тяжелаго каторжнаго труда въ лагеряхъ?
      Отвѣтъ только одинъ: глубокая вѣра въ Бога и упованіе на Его помощь. Особенно же наглядно это продемонстрировали два случая, поразившіе и другихъ заключенныхъ, и охрану, и безбожное лагерное начальство, заставивъ ихъ задуматься и сдѣлать кое-какіе, въ томъ числѣ и практическіе, выводы.
      Даже находясь тамъ, въ неимовѣрно тяжелыхъ условіяхъ, отецъ оставался настоящимъ православнымъ христіаниномъ. Онъ молился, старался жить по заповѣдямъ, и даже… соблюдать посты! Хотя трудъ былъ тяжелымъ и изнуряющимъ, а изъ ѣды — одна баланда, все равно онъ въ постные дни ограничивалъ себя въ пищѣ. Отецъ велъ календарь, зналъ и помнилъ дни главныхъ церковныхъ праздниковъ, высчитывалъ день наступленія главнаго свѣтлаго праздника — Пасхи Христовой. Своимъ сокамерникамъ онъ разсказывалъ много интереснаго о святыхъ, священной исторіи, наизусть зналъ много молитвъ, псалмовъ и мѣстъ изъ Священнаго Писанія.
      Однажды онъ отказался выйти на работу въ свѣтлый праздникъ Пасхи, за это его по приказу руководства лагеря, какъ непокорнаго, тутъ же посадили въ такъ называемый «каменный мѣшокъ». Это сооруженіе дѣйствительно напоминало узкій каменный мѣшокъ. Въ немъ человѣкъ могъ только стоять. Провинившагося оставляли тамъ на сутки безъ верхней одежды и шапки. Горѣла яркая лампа, а на темя одуряюще, капля за каплей, падала вода. На Сѣверѣ въ это время года температура достигаетъ 30–35 градусовъ мороза, и участь отца можно было предсказать заранѣе. Болѣе того, изъ опыта заключенные и начальство знали, что человѣкъ въ этомъ «мѣшкѣ» выдерживалъ не болѣе сутокъ, въ теченіе которыхъ онъ постепенно замерзалъ и погибалъ.
      И вотъ отца закрыли въ этомъ страшномъ сооруженіи. Въ это время наступила Пасха, и лагерное начальство вмѣстѣ съ охраной начали празднованіе. О заключенномъ въ «каменномъ мѣшкѣ» узникѣ вспомнили лишь на третьи сутки.
      Часовой пошелъ забирать его тѣло, но… увидѣлъ живаго человѣка. Отецъ стоялъ и смотрѣлъ на него, хотя и былъ покрытъ льдомъ. Часовой испугался и побѣжалъ докладывать своему начальству о случившемся.
      Посмотрѣть на чудо сбѣжались всѣ. Когда его забрали изъ «мѣшка» и, помѣстивъ въ лазаретъ, стали разспрашивать, какъ онъ смогъ выжить — вѣдь до него все умирали въ теченіе сутокъ — тотъ отвѣчалъ, что все три дня онъ не спалъ, а непрестанно молился Богу. Сначала было жутко холодно, но уже къ концу перваго дня стало теплѣе, дальше еще теплѣе, а на третій день было уже жарко. Онъ говорилъ, что тепло шло откуда-то изнутри, хотя снаружи былъ ледъ… Это событіе такъ подѣйствовало на всѣхъ, что отца оставили въ покоѣ. Начальникъ лагеря въ Пасху работы отмѣнилъ, а отцу даже разрѣшилъ не работать и въ другіе церковные праздники — за его крѣпкую вѣру.
      Но вотъ смѣнилось лагерное руководство. На смѣну прежнему начальнику лагеря пришелъ новый, прямо-таки звѣрь, а не человѣкъ. Жестокій, безсердечный, не признающій Бога. Вновь насталъ день Святой Пасхи Христовой. И хотя предполагалось, что заключенные въ этотъ день отдыхаютъ, въ послѣдній моментъ начальникъ приказалъ всѣхъ отправить на работу.
      Отецъ же снова отказался работать въ этотъ свѣтлый Праздникъ. Заключенные уговорили его выйти на мѣсто проведенія работъ, – иначе, молъ, этотъ, безъ души и сердца, звѣрь тебя просто замучаетъ. Отецъ на мѣсто пришелъ, но на вырубкѣ лѣса работать отказался. Доложили начальнику. Тотъ приказалъ натравить на него собакъ, спеціально обученныхъ догонять и разрывать человѣка.
      Охранники спустили псовъ. Всѣ — и заключенные, и охрана — замерли, ожидая кровавой трагедіи. Отецъ же, поклонившись и перекрестившись на четыре стороны свѣта, сталъ молиться. Потомъ онъ говорилъ, что читалъ въ основномъ 90-й псаломъ («Живый въ помощи...»). Такъ вотъ, собаки, злобно лая, кинулись въ его сторону, но не добѣжавъ до жертвы 2-3 метра, вдругъ наткнулись на какую-то невидимую преграду. Онѣ стояли и лаяли, сначала зло, затѣмъ все тише и тише, и, наконецъ, стали валяться въ снѣгу, а затѣмъ заснули. Всѣ просто остолбенѣли отъ этого чуда.
      Такъ еще разъ все воочію увидѣли силу вѣры человѣческой въ Бога, узрѣли Божіе всемогущество и какъ близокъ къ намъ Господь, Богъ нашъ, когда ни призовемъ Его (Втор. 4, 7). Онъ не допустилъ смерти вѣрнаго Своего раба, любящаго Его.
      Отецъ вернулся домой къ семьѣ въ Михайловскъ въ декабрѣ 1952 г., гдѣ и прожилъ еще почти 10 лѣтъ. Къ Богу, въ Котораго такъ вѣрилъ всю свою честную жизнь, онъ отошелъ 14 сентября н. ст. 1962 г.
      Вотъ такая чудесная жизненная исторія о вѣрномъ рабѣ Божіемъ Іоаннѣ, душу котораго Господь за его страданія, терпѣніе, вѣру и преданность Ему, будемъ надѣяться, упокоилъ въ Царствіи Небесномъ.

Николай Неустроевъ, г. Кемерово

8 февраля/26 января 2009 года.



«Предыдущая страница


Молитвенная помощь
      Просимъ молитвъ нашихъ читателей о здравіи и спасенiи души іеромонаха Митрофана, іеромонаха Варѳоломея, протоіерея Владиміра, іерея Бориса, iерея Алексiя, рабовъ Божiихъ Виктора, Максима, Сергiя, Галины, Елены, Татiаны и всѣхъ Православныхъ Христiанъ.

  Авторъ проекта Викторъ Богучаровъ .

  © 2008, «Бесѣда въ храмѣ» .