Беседа въ храме
О проектѣ
Новости
Афиша
Бесѣда въ храмѣ
Страница 2
Библiотека
Благотворительность
Церковная лавка
Ссылки


Электронная почта




.

О спасительной осторожности въ отношеніи къ чудесамъ.

«Знаменія нужны не для вѣрующихъ, но для невѣрныхъ».
Свт. Григорій Богословъ.

      Какъ это ни покажется страннымъ, но въ секуляризованномъ (обмiрщенномъ.— В.Б.) сознаніи современнаго человѣка, утратившаго вѣру въ Единаго Бога, вѣра въ сверхъестественное становится все сильнѣе.
      О чудесахъ сегодня можно слышать все чаще и чаще. Сообщенія о нихъ приходятъ изъ самыхъ разныхъ мѣстъ земнаго шара. Причемъ въ большинствѣ своемъ совершаются онѣ отнюдь не въ оградѣ Православной Церкви. Мѵроточатъ не только православныя иконы, но и статуи католическихъ святыхъ. О многочисленныхъ чудесныхъ исцѣленіяхъ говорятъ и харизматики, и такъ называемые народные цѣлители, и маги всѣхъ мастей. Всевозможныя сверхъестественныя явленія стали «нормой» въ разнородной средѣ оккультистовъ. Въ США 70% отъ общаго числа населенія заявляютъ, что имѣли опыты экстрасенсорныхъ восприятiй, а 40% общались съ умершими. Такимъ образомъ, если признать чудо само по себѣ какъ фактъ, подтверждающій истину, то мы вынуждены будемъ оцѣнивать положительно любой духовный опытъ. Однако, согласиться съ этимъ тезисомъ православный человѣкъ конечно же не можетъ. И отсюда вполнѣ закономѣрный выводъ: есть чудеса истинныя и ложныя, между которыми — существенное различіе. Въ Священномъ Писаніи мы находимъ немало примѣровъ, когда ложные чудеса совершаются наряду съ истинными, и внѣшне онѣ между собой почти неразличимы. Возьмемъ хотя бы исторію пророка Моисея. Когда онъ, придя къ фараону съ прошеніемъ о еврейскомъ народѣ, въ доказательство того, что онъ посланъ отъ Бога, превратилъ свой жезлъ въ змѣю, тогда фараонъ призвалъ своихъ волхвовъ, и они повторили это чудо. Болѣе того, изъ Апокалипсиса мы знаемъ, что величайшимъ «чудотворцемъ» всѣхъ временъ и народовъ станетъ антихристъ: во время своего царствованія онъ будетъ творить невиданные ранѣе чудеса и знаменія, такъ что даже прельститъ и многихъ избранныхъ, то есть христіанъ.
      Поэтому, чтобы не оказаться въ числѣ прельщенныхъ, каждому изъ насъ необходимо научиться заповѣданной Святыми Отцами «спасительной осторожности» и умѣнію различать «духовъ, отъ Бога ли они» (1 Ioан. 4, 1). Но для начала необходимо опредѣлить самъ характеръ православнаго отношенія къ сверхъестественнымъ явленіямъ вообще. Обратимся для этого къ твореніямъ Отцовъ.
      Блаженный Августинъ писалъ, что въ человѣческомъ духѣ «наибольшую цѣну имѣетъ не то, чѣмъ онъ ощущаетъ, а то, чемъ онъ судитъ о чувственномъ». Объ этомъ же въ собраніи опытныхъ подвижниковъ говорилъ и преп. Антоній Великій: важнѣйшая добродѣтель монаха, по его словамъ, — это разсужденіе, и именно въ немъ имѣютъ свое основаніе всѣ прочія христіанскія добродѣтели. Но благодатный даръ разсужденія «ухищреній, навѣтовъ, разнообразныхъ нападеній и подстереженiй духовъ злобы, а подобно сему и разсужденія разныхъ дарованій и различныхъ вспомоществованiй отъ Бога» (прп. Макарій Великій) — это удѣлъ совершеннѣйшихъ изъ христіанъ, каковыхъ и въ древности было немного. Намъ же, живущимъ на порогѣ третьяго тысячелѣтія, оставившимъ подвижническую ревность прежнихъ вѣковъ и потому почти не сознающимъ въ себѣ вѣянія духа Истины, безъ внѣшней помощи различить, гдѣ истина, а гдѣ ложь, практически невозможно. Но и здѣсь Господь не оставилъ насъ. Онъ даровалъ намъ Священное Писаніе, опираясь на которое, при руководствѣ святоотеческихъ твореній, мы сможемъ застраховать себя отъ пагубныхъ ошибокъ. «По-настоящему, — говоритъ свт. Іоаннъ Златоустъ, — намъ не слѣдовало бы имѣть и нужды въ помощи писаній, а надлежало бы вести жизнь столь чистую, чтобы вмѣсто книгъ служила намъ благодать Духа, и чтобы, какъ тѣ исписаны чернилами, такъ и наши сердца были исписаны Духомъ. Но такъ какъ мы отвергли такую благодать, ...то явилась нужда въ наставленіи письменномъ. Размыслите, какое будетъ безразсудство, если мы, которые должны были жить въ такой чистотѣ, чтобы не имѣть и нужды въ Писаніи, а вмѣсто книгъ предоставлять сердца Духу, если мы, утративъ такое достоинство и возымѣвъ нужду въ Писаніи, не воспользуемся, какъ должно, и этимъ вторымъ врачевствомъ. Если достойно укоризны уже и то, что мы нуждаемся въ Писаніи и не привлекаемъ къ себѣ благодати Духа, то какова, подумай, будетъ наша вина, если мы не захотимъ воспользоваться и этимъ пособіемъ...»
      Итакъ, положивъ передъ собою Священное Писаніе, а также святоотеческія творенія какъ выраженіе духовнаго опыта людей, просвѣщенныхъ тѣмъ же Духомъ, подъ водительствомъ котораго Писаніе создавалось, попытаемся разсмотрѣть, какъ же различить истинное чудо отложного и какъ намъ относиться къ сверхъестественнымъ явленіямъ вообще.
      Читая Евангеліе, мы видимъ, что Господь во время своей земной жизни сотворилъ множество чудесъ. Но эти чудеса, по словамъ свт. Игнатія Брянчанинова, «имѣли святой смыслъ, святую цѣль. Хотя онѣ и сами по себѣ были великими благодѣяніями, но въ видахъ божественнаго смотрѣнія служили только свидѣтельствомъ и доказательствомъ благодѣянія несравненно высшаго. Господь, принявъ человѣчество, принесъ человѣкамъ вѣчный, духовный, безцѣнный даръ: спасеніе, исцѣленіе отъ грѣха, воскресеніе изъ вѣчной смерти. Слово Господа и образъ жизни являли этотъ даръ со всею удовлетворительностью; но жизни Господь былъ безгрѣшенъ, всесвятъ; слово Его было преисполнено силы. Но человѣки ниспали глубоко во мракъ и мглу плотскаго мудрованія; сердца и умы ихъ ослѣпли. Оказалось нужнымъ особенное снисхожденіе къ болѣзненному состоянію человѣковъ; ...оказалось нужнымъ посредствомъ тѣлесныхъ чувствъ сообщить жизненныя познанія уму и сердцу, которыя умерли свойственной имъ смертью, смертью вѣчной. Въ помощь слову Божію даны Божіи чудеса». Именно этимъ и объясняется обиліе чудесъ и сверхъестественныхъ дарованій въ первыя времена христіанства. «Ибо для того, — по словамъ свт. Григорія Двоеслова, — чтобы вѣра возрастала, надобно было воспитывать ея чудесами; потому что и мы, насаждая дерева, дотолѣ поливаемъ ихъ водою, доколѣ увѣримся, что онѣ укрѣпились въ землѣ; и если они пустили уже корень, то перестаемъ ихъ поливать». Также святитель говоритъ, что «чудеса тѣлесныя показываютъ иногда святость, но не производятъ ея; а эти духовныя (т.е. добродѣтели), совершаемыя въ душѣ, не обнаруживаютъ добродѣтели жизни, но производятъ ея. Тѣ могутъ (т.е. внѣшнія чудеса) имѣть и злые (люди), а эти могутъ совершать только добрые... Итакъ возлюбленная братія, не любите знаменій, которыя могутъ быть почитаемы общими съ нечестивымъ; но любите тѣ чудеса любви и благочестія, о которыхъ только что было сказано; онѣ тѣмъ безопаснѣе, чѣмъ сокровеннѣе, и за нихъ у Господа тѣмъ больше должно быть воздаяніе, чѣмъ меньше слава». Объ этомъ же писалъ и прп. Іоаннъ Кассіанъ Римлянинъ: «Дѣйствительно, истребить въ собственной плоти нечистое вожделѣніе, это есть большее чудо, нежели изгнать злыхъ духовъ изъ чужихъ тѣлъ; силою терпѣнія укротить мятежныя движенія гнѣва, это есть славнѣйшее знаменіе, нежели повелѣвать князьями, владычествующими въ воздухѣ; избавить собственное сердце отъ мучительныхъ недуговъ унынія, это гораздо важнѣе, чѣмъ исцѣлить тѣлесныя немощи и болѣзни другого; вообще врачевать болѣзни собственной души есть славнѣйшая добродѣтель и высшее совершенство, нежели врачевать болѣзни другого тѣла. Ибо чѣмъ душа выше тѣла, тѣмъ важнѣе ея здравіе, и чѣмъ существо ее драгоцѣннѣе и превосходнѣе, тѣмъ тягче и гибельнѣе ея паденіе!»
      Именно на такомъ пониманіи основанъ тотъ фактъ, что святые относились къ проявленію внѣшнихъ чудесъ, какъ правило, съ большимъ недовѣріемъ. «Христіанскіе аскетическіе наставники, — писалъ свт. Игнатій (Брянчаниновъ), — заповѣдаютъ не обращать особеннаго вниманія на всѣ вообще явленія, представляющiеся чувствамъ душевнымъ и тѣлеснымъ; заповѣдаютъ соблюдать при всѣхъ вообще явленіяхъ благоразумную холодность, спасительную осторожность». Прп. Григорій Синаитъ считалъ, что, если мы, руководствуясь этой благоразумной холодностью, не обратимъ вниманія даже на явленіе святаго ангела, онъ не только не укоритъ насъ, но, напротивъ, похвалитъ за наше смиреніе и осторожность. Если же, будучи чрезмѣрно восторженны и «довѣрчивы», примемъ по ошибкѣ вмѣсто свѣтлаго ангела демона, то непремѣнно окажемся въ коварныхъ сѣтяхъ послѣдняго. Прп. Амвросій Оптинскій по поводу благоуханія отъ иконы Божіей Матери, которое ощутила одна монахиня, пишетъ: «По совѣту прп. Марка Подвижника должно такія вещи оставлять безъ значенія, не довѣряя имъ, потому что, какъ пишетъ прп. Симеонъ Новый Богословъ, онѣ бываютъ тоже отъ прелести вражіей».
      Приведенныхъ святоотеческихъ высказываній, навѣрное, уже достаточно для уясненія степени духовной опасности, проистекающей отъ нетрезваго, мечтательнаго отношенія къ какимъ бы то ни было сверхъестественнымъ явленіямъ. Общій принципъ для православнаго человѣка въ этомъ вопросѣ можно выразить словами прп. Марка Подвижника: «Иное есть дѣйствіе благодати, не понятное для младенчества (по духовному возрасту), а иное дѣйствіе злобы (дiявола), похожее на истину. Но хорошо не обращать вниманіе на таковыя дѣйствія, чтобы не впасть въ обольщеніе, — и не проклинать ихъ, дабы не проклясть истину; но лучше съ надеждою все предавать Богу: ибо Онъ знаетъ пользу того и другого». Т.е., слѣдуя совѣту прп. Марка, православный христіанинъ долженъ занимать, такъ сказать, нейтральную позицію по отношенію ко всѣмъ необычнымъ сверхъестественнымъ явленіямъ, независимо отъ того относятся ли онѣ къ нему лично или же къ другимъ членамъ Церкви.

Діаконъ Павелъ Солдатовъ.



«Предыдущая страница


Молитвенная помощь
      Просимъ молитвъ нашихъ читателей о здравіи и спасенiи души іеромонаха Митрофана, іеромонаха Варѳоломея, протоіерея Владиміра, іерея Бориса, iерея Алексiя, рабовъ Божiихъ Виктора, Максима, Сергiя, Галины, Елены, Татiаны и всѣхъ Православныхъ Христiанъ.

  Авторъ проекта Викторъ Богучаровъ .

  © 2008, «Бесѣда въ храмѣ» .