Беседа въ храме

О проектѣ
Новости
Афиша
Бесѣда въ храмѣ
Страница 2
Библiотека
Благотворительность
Церковная лавка
Ссылки


Электронная почта




.

Бесѣда въ храмѣ » Рубрикаторъ » Разсказы и проповѣди священниковъ » «Душехранитель».

«Душехранитель».

      Разсказъ одного хорошаго сельскаго батюшки, разсказанный имъ въ нашей трапезной за чашкой чая.

О. Александръ Дьяченко

      Родился я въ большомъ бѣлорусскомъ селѣ. Мама моя была медикомъ, отецъ работалъ въ колхозѣ. Никто изъ моихъ близкихъ въ Бога не вѣрилъ, кромѣ бабушки. Она исправно ходила въ храмъ молилась о насъ. Помню, какъ на Пасху мы съ братомъ разыгрались и стали бросать въ бабушку крашеныя яйца. Она сѣла на лавку, и такъ, горько вздохнувъ, произнесла: «Ой, хлопчики, что же изъ васъ, безбожниковъ, вырастетъ»? И дѣйствительно, выросъ изъ меня хулиганъ. Угналъ я по пьяному дѣлу колхозный грузовикъ и разбилъ его. Тогда, чтобы не посадили, родители договорились съ военкомомъ и поскорѣе отправили меня въ армію. Попалъ я въ бригаду спецназа, которой командовалъ мой родной дядька. Кто-то подумаетъ, служить подъ началомъ родного дядьки одно удовольствіе. Но только не у моего. Моё время службы совпало съ распадомъ Союза, начались конфликты. Такъ что и повоевать пришлось. Когда нужно было рисковать, дядька обычно посылалъ меня. «А кого, — говоритъ, — я ещё пошлю? Народъ скажетъ, что родного племянника берегу, а другихъ на смерть отправляю». Досталось мнѣ, конечно, раненъ былъ.
      А до этого, насъ, ещё совсѣмъ молодыхъ солдатъ, перебросили на разборъ заваловъ въ Спитакъ. Помнишь, то страшное землетрясеніе въ Арменіи? Пятьдесятъ тысячъ человѣкъ погибло. По началу было очень тяжело. Форму уставали стирать, отъ запаха тлѣна всё нутро наружу выворачивало. Такъ и ходили въ своихъ нечистотахъ. А потомъ ничего, привыкли, даже передъ ѣдой порой руки мыть забывали. Послѣ срочной служилъ въ спецподраздѣленіи внутреннихъ войскъ, сколько въ тѣ годы всякаго звѣрья повылазило, думаешь, гдѣ онѣ раньше отсиживались? Я и самъ тогда волкодавомъ сталъ, чуть ли не каждый день мы бандюковъ этихъ ловили, или отстрѣливали.
      Въ 30 лѣтъ вышелъ на пенсію. Что я тогда умѣлъ, только догонять да на куски рвать. Стрѣлялъ хорошо, съ любаго положенія, не цѣлясь, ножомъ умѣлъ работать, въ бояхъ безъ правилъ мало кому уступалъ. Только и у меня самаго навѣрно ни одной цѣлой косточки не осталось. Всѣ рёбра переломаны, пальцы на рукахъ, да и сами руки, въ одной ногѣ металлическій штырь. Не надѣялся, что до пенсіи доживу.
      Предложили поработать тѣлохранителемъ. Кого я только не охранялъ. Вѣсь модельный рядъ: и Славу З-ва, и Валентина Ю-на. Съ пѣвцами работалъ Юріемъ Ш-комъ, Андреемъ М-чемъ, двѣ недѣли даже съ Борей М-ымъ.
      И вотъ однажды, пріѣзжаютъ ко мнѣ монахи, и просятъ пожить съ однимъ ихъ ветхимъ старичкомъ. Онъ, молъ, человѣкъ святой жизни, самъ монахъ, да всю жизнь провёлъ въ одиночествѣ, въ монастырѣ жить не привыкъ, хочетъ и умереть на волѣ. Ему квартиру сняли въ Королевѣ, а безъ присмотра оставлять боязно, много сейчасъ сектантовъ, сатанистовъ, да и, просто, психопатовъ разныхъ. Мнѣ интересно стало, что это такое — святые люди, я-то я вѣдь всё съ богемой работалъ, и меня, сказать честно, отъ этой публики уже мутило.
      Пріѣзжаемъ къ дѣду на квартиру, а тамъ ещё три кандидата, да всё такіе смиренные, бородатые длинноволосые, короче, не чета мнѣ, я вѣдь тогда даже «Отче нашъ» не зналъ.
      Выходитъ къ намъ старичокъ, посмотрѣлъ на насъ. «Вотъ этотъ пускай останется», - и на меня показалъ. Стали мы съ дѣдомъ вмѣстѣ жить. Въ моихъ обязанностяхъ было смотрѣть за порядкомъ. Народу къ нему шло очень ужъ много. Чудно мнѣ было, какъ этотъ старенькій человѣкъ выдерживалъ всю эту людскую лавину. Вѣдь къ нему со всего міра ѣхали. Порой такъ его жалко станетъ, смотрю, онъ ужъ отъ усталости падаетъ. Тогда подойду, возьму его на руки, и, не смотря на его протесты, унесу въ другую комнату, и закрою тамъ. А народу говорю, какъ тотъ матросъ Желѣзнякъ: «хорошъ, дѣдъ усталъ, маршъ отсюда».
      Очень ужъ отцу Никитѣ нравилось, что могъ онъ со мной, съ землякомъ своимъ, Бѣларусь вспомнить. Со временемъ сталъ я ему и супчики варить. Любилъ онъ рыбный супъ съ чечевицей. «Грѣшникъ я, окаянный, Витенька, — говоритъ, — люблю рыбный супчикъ съ чечевичкой, такой я старый сластёна. Помирать ужъ пора, а я всё чрево никакъ не обуздаю».
      Люди намъ деньги жертвовали, продукты тоже несли. Да только раздавалъ онъ всё. И мало того, что деньги отдастъ, такъ ещё и всѣ продукты спуститъ. У насъ, навѣрное, вся тамошняя бомжацкая братія подъѣдалась. Нельзя его было одного оставлять, только отвернёшься, а на кухнѣ уже пусто. Всё раздастъ.
      Сталъ я отъ него заначки дѣлать. Деньги у людей бралъ, да тихонько отъ старца въ разныхъ мѣстахъ пряталъ, вѣдь и самимъ же питаться нужно было. Собираюсь на рынокъ за свѣжей рыбой, сунулъ руку въ унты, старцу унты кто-то подарилъ, а я въ нихъ одинъ изъ схроновъ и соорудилъ. Руку сую, а денегъ нѣтъ. Я въ другое мѣсто, третье. И что ты думаешь? Вездѣ дѣдъ деньги нашёлъ и всё раздалъ.
      Я тогда на него разозлился: «на что, — кричу — я тебѣ супчикъ твой сварю, а дѣдъ? Ты почему всѣ деньги спустилъ, что мы съ тобой сами ѣсть будемъ, а»? А онъ смотритъ на меня виновато, какъ ребёнокъ, и говоритъ: «Витенька, прости меня, Христа ради. Вдова изъ Воронежа пріѣзжала, одна съ тремя дѣтьми осталась, молитвъ просила. Какъ же я ея безъ копейки денегъ отпущу? Жалко человѣка». «Да къ тебѣ полстраны ѣдетъ, что же намъ теперь, съ голоду помирать? Всѣхъ не пожалѣешь, на всѣхъ тебя не хватитъ».
      «А вотъ Его на всѣхъ хватало, Онъ всѣхъ жалѣлъ, значитъ и мы, его рабы нестоящіе, должны всѣхъ жалѣть. А о хлѣбѣ не безпокойся, давай лучше помолимся, Господь и насъ съ тобой не забудетъ». И дѣйствительно, стоило старцу помолиться, какъ тутъ же кто-нибудь и появлялся. Ѣды принесётъ, и спрашиваетъ меня, что, молъ, ещё изъ продуктовъ прикупить. Я тутъ же списочекъ составлю. Хочется, конечно, побольше всего заказать, да, безполезно, черезъ пару дней опять «на молитву становись», ѣсть-то что-то надо.
      У старца была привычка вставать въ три часа утра. Мы съ нимъ вдвоёмъ спали на надувномъ матрацѣ. Дѣдъ маленькій былъ, я у него въ ногахъ помѣщался. Проснётся утромъ и меня ногой будетъ: «Вставай, Витенька, молиться надо». «Я не монахъ, самъ и молись, я на кухню пойду досыпать». «Нѣтъ-нѣтъ, Витенька, я молиться буду, а ты только покади». Я кадило разожгу, а отецъ Никита кадитъ, да такъ, что дымъ глаза ѣстъ, и начинаетъ записки читать. Онъ ихъ уже разъ по сто прочиталъ, а всё читаетъ и читаетъ. И такъ каждую ночь. Думаю, что дѣлать? Замучаетъ меня старикъ. Сталъ я потихоньку отъ него записки прятать и во дворѣ сжигать. «Да ты не смотри на меня такъ, — это онъ мнѣ, — я уже въ этомъ давно покаялся. Ты самъ попробуй со святымъ человѣкомъ пожить, съ ума сойдёшь».
      Бывали мы съ нимъ въ Москвѣ въ разныхъ храмахъ, въ основномъ отцы плохо насъ принимали. Ревность начиналась, старца многіе вѣрующіе знали, и какъ увидятъ, такъ и бѣгутъ къ намъ, а отцамъ обидно было. Вотъ только къ отцу Т-ну въ Ср-кій монастырь пріѣдемъ, ему докладываютъ, онъ сразу къ намъ. Въ первый разъ подошёлъ къ старцу, ему руку поцѣловалъ, и мнѣ. Я не ожидалъ такого, и потомъ всякій разъ за старчика прятался, чтобы у меня руки не цѣловали. При мнѣ посѣщалъ старца уже покойный, о. Іеронимъ изъ Санаксаръ. Я ихъ тогда никого не зналъ, это потомъ уже въ книжкахъ на фотографіяхъ узнавалъ и по подписямъ имена запоминалъ.
      Четыре мѣсяца я вмѣстѣ съ отцомъ Никитой прожилъ, и собрался онъ помирать. Послалъ меня отправить телеграммы по девяти адресамъ, чтобы пріѣхали къ нему тѣ, съ кѣмъ онъ ещё въ горахъ Абхазіи въ пятидесятые подвизался. Передъ смертью его парализовало на лѣвую сторону. Я прихожу съ рынка, вокругъ него бабки сидятъ плачутъ. Онъ меня увидѣлъ, обрадовался: «Какъ хорошо, что ты пришёлъ, гони ихъ всѣхъ, не хочу при нихъ умирать».
      Я его ещё въ туалетъ успѣлъ сводить, въ постель уложилъ. Лежитъ онъ, и представляешь, въ этотъ самый моментъ къ намъ приходятъ и говорятъ, что дѣду паспортъ принесли, первый его въ жизни паспортъ. Онъ вѣдь всё по горамъ, да по квартирамъ чужимъ жилъ, паспорта своего никогда не имѣлъ. Я говорю: «Батюшка, паспортъ тебѣ принесли, что съ нимъ дѣлать»? Старчикъ усмѣхнулся: «Да зачѣмъ онъ мнѣ теперь, Витенька, брось его, мнѣ уже на небесахъ прописка нужна». Такъ онъ къ нему и не притронулся. Потомъ замолчалъ, вздохнулъ, и словно уснулъ.
      Отецъ Никита такъ выбралъ моментъ послать вызовъ на похороны, что никто изъ его друзей уже не засталъ старца въ живыхъ. Пріѣхали семь монаховъ и двѣ монахини. Помню, первымъ пришёлъ о. Р-л (Б-овъ), они съ моимъ старчикомъ, ещё въ Абхазіи, вдвоёмъ въ одной пещерѣ много лѣтъ прожили. Маленькій такой женоподобный, заходитъ и весело кричитъ: «Ну, ты и хитрецъ, Никита, ушёлъ-таки первымъ. Всѣхъ насъ вокругъ пальца обвёлъ». Запомнилось, что всѣ, кто пріѣзжалъ, здоровались со мной, какъ со старымъ знакомымъ, и называли меня по имени.
      Прошло нѣсколько дней со дня похоронъ отца Никиты. Я на своёмъ вѣку много смертей повидалъ, и эта, да такая мирная, меня никакъ не задѣла. Помню, иду по Москвѣ, въ районѣ Рѣчного вокзала, и вдругъ, ни съ того — ни съ сего, мнѣ такъ стало плохо. И не могу понять, что со мной. Думаю, надо немедленно выпить, извѣстно, это же лучшее средство отъ всякихъ непонятностей. Выпилъ, а не помогаетъ. Такое чувство, словно рвутъ меня на части только изнутри, душу разрываютъ.
      И, сообразилъ вѣдь, помчался въ Ср-кiй монастырь къ отцу Т-ну. Онъ увидѣлъ меня, и сразу всё понялъ. Не говоря ни слова, завёлъ въ храмъ и оставилъ въ нёмъ на ночь. И я здоровый сильный мужикъ проплакалъ до утра. Никогда со мной такого не было. Утромъ пришёлъ въ себя, а я монашеской безрукавкой укрытъ. Это о. Т-н, ночью ко мнѣ приходилъ и своей безрукавкой накрылъ, такъ она у меня и осталась. Спрашиваю его: «Батя, что со мной»? Онъ мнѣ объяснилъ: «Благодать отъ тебя отошла. Когда ты со старцемъ жилъ, ты же въ его благодати, какъ въ рѣчкѣ, купался, а самъ того и не замѣчалъ. Я тебѣ руку не зря цѣловалъ, ты причастникомъ святости былъ. А теперь та благодать, что онъ стяжалъ, послѣ его смерти тебя покинула. И ты ещё долго въ себя приходить будешь». Онъ подозвалъ кого-то изъ монаховъ, указалъ на меня и говоритъ ему: «Когда бы ни пришёлъ, открывай ему храмъ».
      Много тогда, послѣ смерти старца, я глупостей натворилъ, одно время пилъ какъ сумасшедшій. Ребята мои меня даже на дачу вывозили, пристегнутъ наручниками къ батареѣ, и пить не даютъ. А потомъ вижу, во снѣ приходитъ мой старецъ и говоритъ: «Не бросишь пить, Витенька, помрёшь какъ муха, а я въ тебѣ ещё тогда священника разглядѣлъ». Повѣришь, проснулся и чувствую, не хочу пить, и вотъ уже, сколько лѣтъ этой заразы въ ротъ не беру.
      Потомъ привезли меня въ Оптину къ отцу И-и. До сихъ поръ онъ меня ведётъ, и на священство благословилъ. Передъ рукоположеніемъ, во снѣ снова отца Никиту видѣлъ, что говорилъ онъ мнѣ, не помню, только очень ужъ онъ доволенъ былъ. И сейчасъ вспоминаю его слова, что говорилъ онъ мнѣ въ Королевѣ, вѣдь всю мою жизнь старецъ наперёдъ прочиталъ.
      Вспоминается то время, смѣшно и стыдно, какъ ходилъ по Оптиной съ сигаретой въ зубахъ. Стою у келіи отца И-и жду его и курю, монахи мимо идутъ, и повѣришь, ни одинъ мнѣ замѣчанія не сдѣлалъ. Потомъ уже, черезъ годъ, я черезъ «штрафные» поклончики и говорить безъ мата научился и вести себя какъ церковный человѣкъ, а тогда сдѣлай бы мнѣ кто замѣчаніе, я бы тутъ же развернулся и уѣхалъ.
      Повезло мнѣ, отецъ, что пересѣклись мои пути съ такими людьми. Никакъ поначалу не могъ понять, за что меня Господь изъ звѣря въ ангела обратилъ, а потомъ понялъ, что неправильно вопросъ ставилъ, нужно спрашивать не за что, а зачѣмъ? Теперь ко мнѣ столько моихъ бывшихъ сослуживцевъ пріѣзжаетъ. Ты не смотри, что они такіе большіе и сильные, на самомъ дѣлѣ они очень ранимые, и не каждому могутъ открыться. А мнѣ вѣрятъ, вѣдь я же одинъ изъ нихъ, правда, теперь только уже не тѣло, а «душехранитель».

опубликовано 16/ 3 мая 2009 годъ.

      Комментарій «Бесѣды въ храмѣ»:
      Въ нашей Церковной лавкѣ можно пріобрѣсти дискъ жизнеописанія схiиеромонаха Никиты–цѣлителя. Въ жизнеописаніи есть нѣкоторыя несовпаденія съ приведеннымъ разсказомъ, но это всё, что намъ удалось узнать о благодатномъ старцѣ.





Система Orphus


Молитвенная помощь
      Просимъ молитвъ нашихъ читателей о здравіи и спасенiи души іеромонаха Митрофана, іеромонаха Варѳоломея, протоіерея Владиміра, іерея Бориса, iерея Алексiя, рабовъ Божiихъ Виктора, Максима, Сергiя, Галины, Елены, Татiаны и всѣхъ Православныхъ Христiанъ.

  Авторъ проекта Викторъ Богучаровъ .

  © 2008–2010, «Бесѣда въ храмѣ» .